Автономная некоммерческая организация
профессионального образования
Школа классического танцапод руководством Геннадия и Ларисы Ледях
АНО СПО "Школа классического танца" под руководством Геннадия и Ларисы Ледях

Через терни к звездам

Театр «Московский классический балет» справедливо называют театром «звезд». Его создатели и руководители Наталия Касаткина и Владимир Василёв обладают редкостным чутьем на «звездные таланты», умеют «разглядеть» их в юных выпускниках хореографических училищ. Этот театр подарил балетному миру Веру Тимашову, Александра Горбацевича, Галину Шляпину, Станислава Исаева, Ирека Мухамедова, Маргариту Перкун-Бебезичи, Владимира Малахова... К их числу можно отнести и недавнего лауреата «Души танца», профессиональной премии журнала «Балет», - Николая Чевычелова.
Первое впечатление совершенно не балетное. Открытое лицо, вежливая улыбка, подчеркнутое внимание к собеседнику, тихий голос... Студент-отличник, да и только!
Однако, пообщавшись с Николаем Чевычеловым, понимаешь, что это одна из его актерских масок. Есть и другие, например, маска весельчака, озорника, души компании. Все они - своеобразная защита натуры чувствительной, легкоранимой, романтичной, живущей своим внутренним миром, в который вход людям сторонним и случайным нежелателен.
Богиня танца Терпсихора щедро одарила Николая, но без целеустремленности, каждодневного труда и воли к победе этот дар так и остался бы неиспользованным шансом. Подтверждением тому является его танец: жизнерадостность, образность - божественный дар; виртуозность, осмысленность, личностная интонация - результат большой работы и творческой одержимости.
Николай Чевычелов - москвич. Он вырос в семье, профессионально не связанной с искусством. Родители хотели, чтобы их сын гармонично развивался, поэтому записывали малыша в различные кружки: плавания, рисования, фигурного катания, бальных танцев, музыки, гимнастики... - пусть выбирает.
Но решил все случай. Одноклассница, которая занималась в хореографической студии под руководством солиста Большого театра Геннадия Ледяха, пригласила Колю во Дворец культуры ЗИЛа на их студийный спектакль «Щелкунчик».
Балет произвел на восьмилетнего мальчугана такое впечатление, что дома он заявил: «Хочу танцевать принца». До «принца» было еще далеко, но желание сына мама активно поддержала, хотя как врач понимала, через какие физические страдания ему придется пройти.
Надо заметить, что роль мам в выборе художественных профессий детей очень велика. Обычно талант проявляется рано, поэтому важно вовремя его заметить и поддержать. Это по силам только мамам, которые готовы на любые жертвы ради будущего своих детей. Многие балетные «звезды» говорят спасибо своим мамам за помощь в становлении их творческих судеб.
Колина мама отвела сына в хореографическую студию Г. Ледяха. Опытные педагоги сразу оценили перспективный «материал»: пластичность, ритмичность, прыжок и другие «балетные данные» новичка. Позже Николай пытался поступить в Хореографическое училище при Большом театре, но безуспешно... И тут вновь судьба улыбнулась ему: «перестройка» позволила Ледяху преобразовать хореографическую студию, из которой выходили профессионалы «без диплома», в Школу классического танца, которая начала выпускать дипломированных специалистов в соответствии с государственным стандартом. Вопрос профессии и образования для Николая был решен.
В год получения диплома (1998) он показался в театре «Московский классический балет» и сразу был зачислен в труппу театра.
Чевычелов начинал свою карьеру, как и большинство выпускников школ, с кордебалета, но почти сразу выдвинулся в «корифеи» (так с дореволюционных времен называют солистов, танцующих в первой линии кордебалета и исполняющих «двойки», «тройки» и небольшие номера).
Уже на следующий год во время гастролей театра в Италии и Японии Н. Касаткина и В. Василёв отметили прогресс в работе талантливого юноши, гармонично сочетающего виртуозную технику и природное обаяние с духовной и смысловой наполненностью танца, и поручили ему репетировать партию Принца в «Золушке», с которой он успешно справился.
Этот год принес ему и первую профессиональную награду - он стал обладателем Гран-при Второго Международного конкурса молодых артистов балета в Ялте.
Потом были другие партии, в которых постепенно раскрывался многогранный талант Чевычелова. Стало ясно, что ему по плечу роли не только «сказочных принцев», но и «земных романтиков» (Меркуцио в «Ромео и Джульетте», Поэт в «Пушкине», Жорж в «Даме с камелиями») и даже «злодеев» (Красе).
Удивительно органичен Чевычелов и в характерных ролях, которые требуют от артиста балета иных эмоций и красок, порой фарсово-гротескового плана, иной пластики и энергетики. В этом убеждаешься, когда видишь его Мандарина или Меркуцио (за эту роль он получил премию фестиваля «Московские дебюты»).
Меркуцио Чевычелова - преданный друг Ромео, остроумный весельчак, антипод заносчивого, уверовавшего в свое право вершить суд земной Тибальда. Роль выстроена до мелочей, но так, что в ней есть место озорной импровизации для исполнителя. Появление Меркуцио на сцене - это всплеск радости и удальства, он похож на «солнечный луч», с которым его сравнивали итальянские критики во время гастролей театра на родине героев Шекспира, а каждая хореографическая фраза роли наполнена особым шекспировским юмором.
Сцена препирательства и поединка Меркуцио и Тибальда проводится танцовщиком на таком высоком эмоциональном накале, что порой забываешь, что находишься в театральном зале, а не на площади Вероны. У Чевычелова безусловный дар драматического актера, актера «с внутренним нервом»; он умеет перевести душевные переживания в пластику тела, чтобы оно «заговорило», заставило зал не только любоваться виртуозным исполнением тех или иных хореографических решений, но и сопереживать исполняемому герою, смеяться и плакать.
И еще одно очень важное наблюдение: Чевычелов - артист на редкость музыкальный, о таких обычно говорят: музыка у него в крови. Он тонко чувствует структуру, ритм и стиль музыкального произведения, поэтому в его танце нет «пустых фраз», бессмысленных поз и движений.
Сегодня Николай Чевычелов - ведущий солист театра «Московский классический балет», он в расцвете творческих и физических сил, танцует около 30 партий классического и современного репертуара. В середине июля этот список пополнился еще двумя - на Летнем фестивале балета в Москве он станцевал Ромео в балете С. Прокофьева «Ромео и Джульетта» и Иван-царевича в балете И. Стравинского «Жар-Птица».
Однако мой рассказ о Николае Чевычелове был бы не совсем полным, если бы я не задал ему несколько вопросов, которые наверняка интересны многим его зрителям и поклонникам:
В.М.: Часть критики утверждает, что время классического балета прошло, настала эпоха современных ритмов и современной пластики. Вы согласны с этим?
Н.Ч.: Думаю, хоронить классический балет рано, тем более что это не раз уже было в прошлом. Эксперимент нужен, это бесспорно, благодаря ему искусство танца развивается. Но движение ради движения, да еще без музыки, по-моему, скучно. Нужны музыкально-пластические образы.
- Вы хотели бы попробовать себя в каком-нибудь суперсовременном 6aлете?
- Если это интересное, талантливое произведение, то почему нет?
- Как Вы относитесь к критике?
- Нормально, она стимулирует творчество. Хотя кто-то из писателей остроумно заметил: «Порицать, бранить имеет право только тот, кто любит, а клевета - орудие завистников.
- Ваше отношение к поклонникам? Не мешают?
- Театр без зрителей всего лишь стены. Как могут мешать те, ради кого мы ежедневно выходим на сцену?! Без тепла и поддержки зала, без поклонников актер увядает.
- Вы творчески счастливый человек?
- Да. Хотя творчески удовлетворенным актер быть не может и не должен.
- Вы легко сходитесь с людьми? Перед кем Вы распахиваете душу и двери своего дома?
- Схожусь с людьми легко и быстро - свойство профессии и характера, а вот в душу и в дом пускаю очень немногих. Придерживаюсь английской традиции: мой дом - моя крепость.
- Как проводите досуг?
- Люблю с друзьями посидеть в клубе и потанцевать, чтобы зарядиться новой энергией.
- А как с личной жизнью, если это не секрет?
- Пока я готов только для любви, и такой человек у меня есть. Заводить семью при моем сумасшедшем графике - безответственно.