Автономная некоммерческая организация
профессионального образования
Школа классического танцапод руководством Геннадия и Ларисы Ледях
АНО СПО "Школа классического танца" под руководством Геннадия и Ларисы Ледях

Отечественные шедевры мирового балета

Признанный классик XX века модельер Габриэль Шанель как-то сказала: «Русский балет – это то, чего нельзя лишать парижан!» Сергей Дягилев, основоположник «Русских сезонов в Париже», ее поправил: «Русский балет – это то, чего нельзя лишать весь мир!» 

В 1920 году на средства мадемуазель Шанель в столице Франции были проведены первые после Русской революции масштабные гастроли артистов балета нашей страны. Именно с этих гастролей начались знаменитые и по сей день «Дягилевские сезоны». В те годы богатая публика отдавала предпочтение французскому классическому балету, тем не менее на торжественном открытии сезона Дягилев осмелился заявить, что «в мире наступила эпоха русского балета». Отчасти он оказался прав…

Как известно, «визитной карточкой» мирового классического балета является «Лебединое озеро» на музыку Петра Чайковского в постановке Мариуса Петипа (премьера состоялась в 1877 году). Ряд искусствоведов сошлись во мнении, что Чайковский также стал автором первоначального либретто. 

Однако за последние десятилетия балет претерпел огромное количество редакций, многие из которых полностью или частично искажают характерные черты главных героев, а также сюжет произведения в целом. Следует отметить, что источниками первоначального либретто стали старинная восточнофранкская легенда «О вечной любви» и сказка немецкого писателя Иоганна Музеуса «Лебединый пруд». 

Именно постановка балета «Лебединое озеро» положила начало мужскому образу в русском балете, раскрытие которого осуществлялось посредством принципиально новых пластических решений, а также специальной мимики танцовщика. Принц Зигфрид, главный персонаж действа, был представлен романтичной натурой, глубоко переживающей несовершенство окружающего его мира. Для Зигфрида иллюзия стала частичкой реальной жизни. 

Соответствовать этому образу чрезвычайно сложно. Помимо прочего, танцовщик должен обладать природной красотой и особым внутренним миром, поэтому большинство театров предпочитают работать с адаптированным либретто, где образ принца требует лишь поверхностного раскрытия. 

В настоящее время партия принца Зигфрида является наиболее почетной для танцовщиков многих стран. Французские балетоведы утверждают, что «недопустимо возводить танцовщика в ранг этуали (аналог русского премьера), если он в этой партии невыразителен и технично несовершенен». Как показывает практика, основная доля негативной критики в адрес звезд мирового и отечественного балета связана именно с воплощением образа принца Зигфрида на сцене: «Его представляют чрезмерным меланхоликом либо одержимым идеалистом – и то и другое одинаково неправильно». Тем значимее тот факт, что мировая театральная критика отмечает последователей школы русского классического балета как «наиболее точно попадающих в образ». И здесь следует обратить особое внимание на премьера Театра «Кремлевский балет» Максима Афанасьева. Индивидуальность Афанасьева заключается не только в непревзойденной пластике и высокотехничном прыжке, но и в строгой красоте, стати, умении держать себя с достоинством и тонко чувствовать малейшие нюансы, заложенные в характере его героя. 

На сегодняшний день Максим Афанасьев – один из ярчайших последователей школы русского классического балета. Принц Зигфрид в его исполнении – это некий эталон образа персонажа: романтичный и мечтательный, он в то же время демонстрирует невероятную силу духа и героизм. 

Сам артист говорит о необходимости постоянного совершенствования и не фанатичной любви к балету, а преданности выбранной профессии. «Мне очень нравится выходить на сцену! Впечатляет сама обстановка – декорации, взаимоотношения партнеров, собственное исполнение танца. И, конечно же,  – подчеркивает Максим, – это то ощущение тепла, с которым тебя встречает зритель». 

Самой знаковой постановкой прошлого столетия по праву считается балет «Сотворение мира», срежиссированный выдающимися хореографами современности Наталией Касаткиной и Владимиром Василёвым. Балет занесен в Книгу рекордов Гиннесса как рекордсмен хореографического искусства XX века. Премьера спектакля состоялась в 1971 году на сцене Ленинградского театра оперы и балета. Впоследствии «Сотворение мира» имел успех в более чем шестидесяти театрах в России и за рубежом.

В начале 2000-х годов Касаткина и Василёв решили кардинально изменить постановку, адаптировав ее под современного зрителя. Балет стал менее консервативен, более динамичен, насыщен сложными танцевальными комбинациями. Главные партии «Сотворения мира» – партии Бога, Черта и Адама – требуют от исполнителей необычайной мощи, пластики, особого эмоционального настроя, поэтому танцевать их способны далеко не все. В настоящее время с этой нелегкой задачей замечательно справляется лишь один танцовщик – лауреат международных и всероссийских конкурсов артистов балета Николай Чевычелов. Стоит добавить, что танцовщик награжден медалью «Во имя жизни на земле» за плодотворную деятельность в области отечественного хореографического искусства.

Театральные критики характеризуют Николая Чевычелова как уникального артиста, которому подвластны партии исконно классических балетов, неоклассических, а также нового современного балета. 

«Классический балет должен оставаться каноническим, – говорит Николай. – Тем не менее я открыт для любых творческих экспериментов и хочу попробовать в своей профессии все!» 

Особое место в репертуаре Чевычелова занимает партия Меркуцио из спектакля «Ромео и Джульетта». Исполнив ее впервые, танцовщик был удостоен национальной премии «Московские дебюты». 

Всемирно известный балет «Ромео и Джульетта» также принадлежит к числу отечественных шедевров: музыка и либретто Сергея Прокофьева, постановка Михаила Лавровского, наиболее удачные редакции – Юрия Григоровича, Наталии Касаткиной и Владимира Василева. В 1940 году балету присудили Сталинскую премию. Неоднократно спектакль становился лауреатом престижных международных конкурсов в области искусств. В годы Второй мировой войны фрагменты из «Ромео и Джульетты» были включены в концертные программы, направленные на поддержание боевого духа воинов-освободителей СССР и их союзников.

Стоит отметить, что хореографический текст «Ромео и Джульетты» отличает один парадокс, не свойственный прочим классическим постановкам, – превосходство партии второго плана над главной. Образ Меркуцио (друга Ромео) воссоздается на сцене посредством более сложных танцевальных па и требует от исполнителя виртуозной актерской игры. 

Николай Чевычелов, которому довелось исполнять партию Меркуцио на протяжении четырнадцати лет, говорит следующее: «Каждый раз я нахожу в ней что-то новое, импровизирую. И я счастлив, что эта партия была и есть в моей жизни!» И еще Николай добавил, что «танцевать надо душой, только тогда тебя поймет и примет зритель, ради которого ты и выходишь на сцену».

Знаменитая балерина Айседора Дункан однажды сказала: «Тело танцора – это светящееся проявление его души, а русская душа – самая искренняя!»